spring ×

Биоразлагаемость – разрушая миф об «эко-упаковке»

На фото Биоразлагаемость – разрушая миф об «эко-упаковке»


    С каждым годом растёт количество мусора, производимого человечеством. Львиная его доля – это пластик, служащий материалом для упаковки и тары. Пластик не разлагается стопроцентно в природе и причиняет эко-системе значительный вред. Альтернативой традиционной пластмассе (получаемой из нефти) служат виды пластика, именуемые «биоразлагаемыми». Упаковка и тара, производимые из подобных разновидностей пластика (биопластика) подаются как «эко-упаковка», «растительные бутылки» и т. п.

    Судя по всему, рынок биопластика будет расти в ближайшие годы, и многие считают, что альтернативные разновидности пластика, производимого из растений, послужат окончательным решением проблемы зависимости от пластика, получаемого из нефти.

    Так называемые перерабатываемые или растительные бутылки представляют собой не более чем аналог стандартных пластиковых бутылок из полиэтиленового терефталата, в которых тридцать процентов этанола заменены соответствующим количеством этанола, полученного из растений. Это означает, что такая бутылка может быть подвергнута вторичной обработке, даже несмотря на то, что сделана из растительно материала; однако она отнюдь не биоразрушаема.

    Существуют разновидности биоразлагаемого пластика – на сегодняшний день наиболее распространён пластик из полиоксипропионовой (полимолочной) кислоты. Получаемая из кукурузной биомассы  полимолочная кислота действительно разлагается в определённых условиях, превращаясь в воду и углекислый газ. Однако необходимы высокая влажность и высокая температура, чтобы разложить пластик из полимолочной кислоты – и это означает, что стакан или пакет из такого пластика стопроцентно разложится лишь в условиях промышленного компостирования, а не в обычной куче компоста у вас в саду. И он не разложится вовсе, погребённый на свалке, где он пролежит сотни или тысячи лет, подобно любому иному куску пластикового мусора. Конечно, продавцы не размещают подобную информацию на упаковке, и потребители ошибочно принимают их за экологически безопасные.

    Если вынести вопрос биоразлагаемости за рамки дискуссии, широкомасштабное использование биопластика могло бы стать большим благом – по многим причинам. На первом месте стоит то обстоятельство, что требуемые для его производства ресурсы возобновляемы. Урожаи кукурузы, сахарного тростника, водорослей и других исходных материалов для производства биопластика столь же безграничны, как возможности их культивировать, и индустрия производства пластика могла бы, наконец-то, избавиться от зависимости от ископаемых углеводородов. Выращивание исходных материалов также не приводит к энергетическому дисбалансу, если осуществляется экологически рационально, то есть из исходных материалов извлекается больше энергии, нежели её тратится на выращивание тех или иных культур. Если получаемый в итоге биопластик прочен и может быть повторно использован, то весь процесс в высшей мере оправдан.

    «Растительные бутылки» «Кока-Колы» – хороший пример того, как можно производить биопластик в рамках подходящей инфраструктуры. Поскольку эти бутылки по-прежнему остаются технически полиоксипропионовыми, то их можно регулярно перерабатывать, что позволяет сохранять сложные полимеры, а не выбрасывать их на свалку, где они бесполезны и будут гнить вечно. Допуская, что можно улучшить существующую инфраструктуру переработки, заменив исходную пластмассу долговечным биопластиком, можно было бы значительно уменьшить общую потребность в исходных полимерах.

    Биопластик создаёт новые проблемы, которые мы должны принять во внимание, двигаясь вперёд. Во-первых, попытка полностью заменить пластик, получаемый из нефти, биопластиком растительного происхождения, потребует десятков миллионов дополнительных гектаров сельскохозяйственных угодий. Пока мы не колонизируем другую обитаемую планету с пахотными землями, или не уменьшим (значительно) потребление пластика, подобная задача будет требовать уменьшения площади обрабатываемых земель, которые уже культивируются с целью производства продуктов. Потребность в дополнительной площади может даже стать катализатором дальнейшей вырубки лесов или их фрагментации, особенно в регионе тропических лесов, таких как Южная Америка, которые уже подвергаются опасности.

    Даже если бы все выше обозначенные проблемы не были актуальными, то у нас по-прежнему нет адекватной инфраструктуры переработки больших объёмов биопластика. Например, если  полиоксипропионовая бутылка или контейнер оказывается в мусорном баке потребителя, то они могут загрязнить рециркулирующий поток и сделать испорченный пластик бесполезным. Кроме того, восстанавливаемый биопластик в наши дни остаётся фантазией – сейчас у нас нет широкомасштабных или стандартизированных систем восстановления биопластика.

    Биопластик обладает потенциалом стать действительно экологически безопасным заменителем разновидностей пластика, получаемых из нефти, но лишь в том случае, если мы станем действовать адекватно. Даже если бы мы сумели ограничить процесс уничтожения и фрагментации лесов, свести вред производства продуктов к минимуму и развить перерабатывающие инфраструктуры, то единственный вариант, как биопластик может быть действительно экологически рациональной (и долгосрочной) альтернативой пластику из нефти – если уровень потребления значительно снизится. Что касается биоразрушаемого пластика, то он никогда не станет окончательным решением вопроса, несмотря на заверения некоторых компаний в обратном, независимо от того, насколько эффективно этот материал разлагается в компостной куче. Лишь в ограниченном сегменте рынка, скажем, в развивающихся странах с большим количеством органических мусорных свалок, биоразрушаемый пластик имеет смысл (и то в краткосрочной перспективе).

    Такая категория как «биоразлагаемость» является важным аспектом всей этой дискуссии.

    Для осознанных потребителей понимание истинного смысла «биоразрушаемости» критически важно, поскольку лишь оно позволяет им покупать экологически безопасные продукты и адекватно решать, что им делать с мусором. Нет нужды говорить, что производители, маркетологи и рекламщики исказили факты.

    Критерием биоразлагаемости служит не столько источник материала, сколько его состав. В наши дни на рынке доминируют разновидности долговечного пластика нефтяного происхождения, обычно идентифицируемые номерами полимеров от 1 до 7. Говоря в целом (поскольку каждая разновидность пластика имеет свои сильные и слабые стороны), эти разновидности пластика синтезируются благодаря их разносторонности и прочности, а также потому, что они обладают высокой сопротивляемостью воздействию атмосферных условий: эти качества востребованы во многих продуктах и в упаковках. Вышесказанное относится и ко многим полимерам растительного происхождения, которые мы также используем в настоящее время.

    Эти желательные характеристики относятся к высокоочищенному пластику, с длинными, сложными полимерными цепями, которые обладают высокой сопротивляемостью естественной деградацией (такой, как микроорганизмы). Поскольку это так,большая часть пластика на современном рынке просто не биоразлагаема, даже те виды пластика, которые получены из обновляемой биомассы.

    Но какова ситуация с разновидностями пластика, которые производители объявляют биоразлагаемыми?  Здесь возникает большинство заблуждений, поскольку утверждения о биоразлагаемости обычно не сопровождаются точными инструкциями о том, как должным образом сделать этот пластик биоразлагаемым, и не объясняется, насколько этот пластик легко разлагаем.

    Например, полимолочную (полилактидную) кислоту чаще всего называют «биоразлагаемым» биопластиком. Полимолочную кислоту получают из кукурузы, поэтому можно заключить, что она разлагается так же легко, как и кукурузные стебли, если их оставить в поле. Очевидно, что это не так – лишь подвергаюсь воздействию высокой температуры и влажности (как в условиях промышленного компостирования) она будет разлагаться достаточно скоро, чтобы весь процесс был оправдан. В обычной компостной куче этого просто не произойдёт.

    Биопластик часто связывают с биоразлагаемостью лишь потому, что он получен из обновляемой биомассы. По сути, большая часть «зелёного» пластика на рынке не является быстро разлагаемой. По большей части, они требуют переработки в промышленных условиях, когда температура, влажность и воздействие ультрафиолетового света можно строго регулировать. Даже в таких условиях некоторые виды биоразлагаемого пластика могут требовать до года для полной переработки.

    Следует внести ясность – по большей части, виды пластика, доступные сейчас на рынке, не являются биоразрушаемыми.Чтобы иметь право так называться, продукт должен быть способен разлагаться естественным образом, благодаря воздействию на него микроорганизмов. Некоторые нефтеполимеры можно комбинировать с биоразлагаемыми добавками или иными материалами с целью ускорить процесс разложения, но они представляют незначительный сегмент глобального рынка. Получаемый из углеводородов пластик не существует в природе, равно как и нет микроорганизмов, естественным образом предрасположенных к тому, чтобы способствовать процессу его распада (без помощи добавок).

    Даже если биоразлагаемость биопластика не была бы проблемой, наша нынешняя инфраструктура переработки, компостирования и сбора мусора не позволяют справиться с большим объемом биоразлагаемого пластика. Не увеличив (серьёзно) возможности перерабатывать биоразлагаемые полимеры, а также биоразлагаемый/компостируемый материал, мы просто будем производить больше мусора для наших свалок и мусоросжигательных заводов.

    Когда всё, о чём шла речь выше, будет осуществлено, лишь тогда биоразлагаемый пластик будет иметь смысл – в очень ограниченных и краткосрочных обстоятельствах. Причина проста: зачем тратить энергию и ресурсы, производя высокоочищенные биоразлагаемые пластиковые полимеры, лишь для того, чтобы полностью жертвовать ими позже – посредством компостирования или природного биоразложения? В качестве краткосрочной стратегии, позволяющей уменьшить объём мусора на таких рынках как Индостан, – это имеет какой-то смысл. В качестве долгосрочной стратегии, позволяющей преодолеть пагубную для экологического здоровья планеты зависимость от получаемого из нефти пластика, смысла не просматривается.

    Из сказанного выше можно заключить, что биоразлагаемый пластик, материал «эко-упаковки»,  является не вполне экологически здоровой альтернативой, хотя часто рекламируется в этом качестве. Более того, производство упаковочных изделий из биоразлагаемого пластика связано с дополнительным загрязнением окружающей среды.

    Источник: http://www.sustainablebrands.com/news_and_views/packaging/tom_szaky/push_bioplastics_myth_biodegradability






    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    × acebook
    Нажмите «Нравится»,
    чтобы читать Yummi.club в Facebook
    Биоразлагаемость – разрушая миф об «эко-упаковке»